. Странник .
Время покажет. Время ещё всем покажет!
29 апреля, около 11:30
Посёлок станции Петяярви

— В народе бытует мнение, что мы заблудились.
— Да, я тоже не помню этого пейзажа на фотках дороги.
— И какой план?
— Ну, нас тут много... где встанем — там и Белтейн.
Узкая тропинка уводила от станции напрямик вглубь леса. Тропинка карабкалась на крутые, перевитые корнями склоны, и скатывалась в белые складки низин.
Тропинке полагалось быть пологой проезжей дорогой.
— А где люди, шедшие впереди?
— Наверно, ушли вперёд. И мы пойдём. Будем идти по тропе, пока она не кончится — точно куда-нибудь выйдем.
— Тропе? Какой тропе?
— Да ладно?..
Едва видимая полоса примятой травы упиралась в непролазное болото, оставляя гадать о судьбе авангарда.
— Навигатор говорит, река там...
— Так я её уже вижу! Но плыть не буду!
— Ну, тут и мост должен быть. Реку я вам нашёл — ищите мост!

С первых минут заезд на Белтейн 2017 превратился в локальную катастрофу. Кто, где и почему свернул не туда, вспомнить никто не мог, да и значения это не имело. Проблема была в том, что вместо удобной и ровной дороги большая часть электрички уверенно ломанулась напрямик через холмы и леса. Где успешно и заблудилась.

— О! Люди! Я вижу людей! Мы выбрались!
— Не-а. Не выбрались. Мы тоже заблудились.

Наконец, четыре неполных километра между станцией и фестивальной поляной и два часа потерянного скитания по замёрзшему лесу оканчиваются у переправы.

— Господа? Это очередь или просто так стоим?
— Размышляем.

Кое-как сколоченные палки, брёвна и доски хрупкой паутинкой перекинулись через двадцатиметровый студёный поток. Ледяные волны то и дело перекатывались через скользкую ненадёжную переправу. Люди озадаченно мялись у её начала.

— Уже четыре раза смывало, — доверительно сообщил кто-то. — Мост. Сейчас пока стоит, но всем сразу лучше не лезть.
— Да что-то вообще никто не лезет.

В стороне от группы озадаченно остановился велосипедист.
А на другом берегу немногие смельчаки с немного мстительным интересом ждали развития событий.




29 апреля, около 14:00
Фестивальная поляна Белтейна 2017

— Что-то ищешь? Помочь?
— Ищу... лагерь «Свидетелей Бахуса».
— А... да, вчера его тоже искали. Извини, не могу помочь.

И организатор технично растворился в метели, белой вуалью укрывшей лес.
Странник бродил здесь уже второй час. Лагерь не находился, записанные телефоны не отвечали, раздобыть новые мешало отсутствие Интернета.
Густая метель, рухнувшая на стоянки через пару минут после его появления здесь, превратила всех людей в одинаковые говорящие капюшоны, лишающие и тени надежды на опознание.

— Только бы табличку вывесили...

Отстранённо размышляя о том, найдёт ли он дорогу назад к станции и насколько разумно уходить с фестиваля, на который только что с таким трудом добрался, Странник наконец обнаружил не осмотренную часть стоянок. И вскоре упёрся в искомую табличку.

— Хвала богам! Я вас нашёл! Я нашёл!
— Молодец! Иди к костру скорее! Тут горячий глинт есть, грейся. Ты кто?

Белтейн жил по своим законам. Когда снаружи всё плохо, первое дело — отогреть. Расспрашивать — потом.
Даже если это иногда выходит боком.




29 апреля, около 17:00
Лагерь «Свидетели Бахуса»

— Ребята, ну пристройте его куда-нибудь!
— А что мы-то? Пусть валит к себе!
— А он разве не из вашего лагеря? Ну, так бы и сказали... так куда ж его теперь?..
— Разбирайтесь сами! Своих хватает!

Виновник скандала стоит рядом, покачиваясь и с улыбкой идиота таращась в костёр. Из этого костра его только что достали, абсолютно счастливого и решительно невменяемого. И тут же уронили на ветрозащитный тент.
Наконец, вопли стихают в буране.

— А снега-то намело... не, ребята, я туда палатку ставить не пойду.
— Вписывайся ко мне. Вдвоём всяко теплее будет.
— Однозначно. Договорились.

В разговор встревает новый гость.

— Хорошего вечера, дорогие товарищи.

Полный, с окладистой бородкой и всепониманием в глазах. И в цилиндре. Для полного образа не хватало трости.
Впрочем, образа кого — Странник пока не определился.

— У меня всё сп*здили. Вообще всё. Мне уже ничего не нужно. Так что вот, возьмите.

На пеньке возникла горстка быстрорастворимых супов и каш, рядом опустилась полупустая баклажка браги.

— А твой лагерь?
— Выгнали.
— За что?
— За поведение.
— Ну заходи, грейся...

Поведение поведением, а закон лагеря блюдётся строго. Как ни странно, с обеих сторон.
Мало ли что бывает на Белтейне? С каждым бывает.




29 апреля, ночь
Лагерь «Свидетели Бахуса»

— Эй, проснись! Ты горишь.
— ..?
— У тебя нога горит. Сбей огонь.
Правый ботинок полыхает по контуру подошвы кустарной новогодней гирляндой. С запозданием приходит боль.
Жжёт. Режет. Аж шипит.
Содрал. Отпускает.
Ботинок дымится рядом.
Почему у костра? Почему не в палатке? К чёрту. Спать. У костра всё ещё тепло...

29 апреля, около 7:00
Лагерь «Свидетели Бахуса»

— Доброе утро. Не в курсе, у нас есть водители? Кто в адеквате сейчас.
— Не-а... а тебе зачем?
— Да вот, без ботинка остался. Нужно, чтоб до электрички подкинули.
— А вон там кто-то стартует, сейчас спрошу.

За лобовым стеклом плывёт в утреннем тумане лес. Нет, это не от жара. И не от дурноты. Это правда густой утренний лесной туман.
И на том спасибо.

— Прости, брат. Сели. Дальше сам.
— Не, я лучше обратно. До лагеря ближе, а там кто-нибудь снова подберёт.
— Рациональный... удачи.
— Взаимно.

Носок быстро пропитывается насквозь. От холода знобит, но нужно идти — до лагеря всего метров 200. Под ногами хлюпает жидкая грязь и стремительно тающий снег.

— А мы думали, ты уехал...
— Недоехал.
— Есть будешь? Давай ногу к костру, грей!

Носок. Надо сменить.

— Ух ты-ы... гляньте, какая красота! А я-то думал, что это она болит?

По всей правой стороне ступни — сплошной волдырь. Вздувшийся, почерневший от грязи, струпьев и кровавой корки.

— Давай-ка в медпункт... помочь?

Медик смотрит снисходительно, с улыбкой.

— Пил?
— Белтейн же.
— Тогда на.

К капсуле от воспаления присоединяются ещё две таблетки. Видимо, от похмелья.

— Чё-т теперь сердце шалит...
— Это от лекарств. Иди, отлежись.

К отправлению в Санкт-Петербург нога уже обработана и плотно забинтована. Даже дважды: первый раз — в лагере, второй — в медпункте. И там, и там своё дело знают. Но лечить всё равно в городе.

— Простите за приключение, ребята! Спасибо вам всем огромное! Хорошо допраздновать!
— Ничего! Удачи тебе! Заживай. Белтейн, со всеми бывает.

@темы: со стороны, по горячим следам