. Странник .
Время покажет. Время ещё всем покажет!
Расчищая почту, наткнулся на старый набросок.
Не пропадать же. Пусть лежит тут.


Над заливом вставало Солнце. Млечные лучи расчерчивали тёмную воду Белой гавани на неровные полосы.
Залив получил своё название задолго до того, как в нём выстроили город и пристань. Капитан корабля, укрывшегося здесь от бури, сперва хотел окрестить залив Обережным, но заставшее моряков утро расставило всё на свои места.

В четвёртом веке на побережье вырос город. Год от года Белая гавань, унаследовавшая название от залива, росла и крепла. Заливающая город белизна быстро превратила её в священное место для последователей бога добродетели Велла, когда в мир пришли Семеро, и город засиял жемчужинами храмов. Драгоценным ожерельем Белая гавань обнимала одноимённую бухту.

А затем пришла Вторая Война Стихий. Боги пали — и старые, и новые. И на смену им пришла иная вера, ещё более сильная, чем прежде. Необоримая в своём единстве.
Белая гавань стала одним из последних городов, не покорившихся Светлой церкви. Богатый торговлей и наукой, город привлекал Пресветлейшего патриарха церкви, и вскоре было собрано светлое воинство. Верный Веллу город не мог сопротивляться отборным рыцарским войскам.

Они вышли. Спокойные, суровые, мертвенно бледные, но решительные. Вооружённые лишь посохами и облачённые в белые рубища, жрецы Велла сплошной стеной встали между Белой гаванью и белым воинством, жаждущим заполучить не столько новую святыню молодой веры, сколько процветающий город на разграбление.

И они дрались. Отчаянно, без надежды. И умирали, один за другим. Они не могли дать отпор воинам, пришедшим убивать.
Они могли лишь отбрасывать одну волну за другой, снова и снова.

И они стояли. С раннего утра, когда на небо выплеснулось солнечное молоко, и до вечера, когда закат окрасил воды и стены Белой гавани алой кровью.

Последнему жрецу Светлейший повелел сохранить жизнь. Его повалили на колени и отобрали посох.
— Почему вы сопротивлялись столь рьяно? — спросил Светлейший. — Мы не желали вам зла.
— Велл учит защищать слабых от сильных, мудрых от глупых, щедрых от жадных, — глухо ответствовал жрец, глядя в пыль под ногами церковника. — Ваша сила в огне и железе. Ваш свет слепит, застилая истину. Вы ищете злата, а не веры.
Светлейший помолчал, а после сказал тихо:
— Убейте его. Сожгите каждого павшего. И помните: они дрались по неведению, ибо не в силах были их глаза прозреть истинный свет, что мы несём им. Но дрались они за благое дело, каким его знали. И заслужили чести вознестись к Свету.

Так окончилась война последних богов с первым. Среди людей. У Белой гавани. И не было на поле брани иных одежд, кроме белых.

@музыка: «Стражи последнего рубежа» — Тэм

@темы: Альгея, отрывки