. Странник .
Время покажет. Время ещё всем покажет!
Двадцать минут до часа «Ч». В переулках и по обочинам скучают полицейские ПАЗики и автозаки. Людей в меру — как во всякий погожий воскресный день в центре города. Как узнать своих?
Как вообще отследить, кто пришёл по зову гражданского долга, а кто — просто погулять?
Ну правда, как?..

— По-зор! По-зор! По-зор!
Площадь заполонила толпа. То тут, то там мелькают лаковые отблески полицейских шлемов, но тотчас теряются в колышущемся людском море и плеске воздетых рук. Мимо топает, деловито сопя, отряд ОМОНа в полном облачении, и исчезает в толпе.
— Давай-ка выбираться. Возьмут в кольцо, давить начнут... нафиг. Там дальше тоже кто-то стоял.
Площадь забита до отказа — не меньше пяти сотен человек сомкнулись вокруг памятника живым кольцом. Но это лишь малая часть — сплошной поток двигается по обеим сторонам Тверской, в узких местах сбиваясь в плотную массу.
— Руки прочь от Пушкина! — весело вопит кто-то, завидев полицейских у постамента. Толпа охотно подхватывает, скандируя: «Пу-шкин! Пу-шкин!»
Повсюду смех. Кто-то аплодирует.
Цепь ОМОНа смыкается, но люди выскальзывают за ограждения и бестрепетно идут дальше по улице. Митинга нет. Точки сбора нет. Как оцепить всю улицу?
Полицейские нервными змейками бегают вдоль обочин, преследуемые издевательскими гудками машин. Полицейских не хватает: то и дело в ровных рядах современных шлемов с забралами мелькают армейские зелёные каски поверх ушанок.
Снова раздаются аплодисменты — без причины. Так свои узнают своих — хоть в этом и нет особой нужды.
— Простите, какой хэштег?
— Да Бог его знает. Пиши «#Тверская», точно все поймут. Такой кипиш подняли...
Над улицей без умолку трещит чёрный вертолёт без опознавательных.
— Говорят, на Пушкинской начали разгонять. Дубинки пошли, в метро вытесняют.
Через дорогу — Пушкинская. Народ стоит, как стоял, только пореже. И касок побольше. Кого-то торопливо ведут в автозак.
— А Навального минут 20 увезти не могли: люди стеной стояли.
Каждые полквартала — пробка. Светофоры ещё сдерживают поток, а нерегулируемые переходы перекрыты начисто. Сотрудники ДПС — по двое! — беспомощно машут жезлами и, устав, с извинениями просят водителей искать объезд.
— На Пушке кто-то звал идти на Кремль. То-то столько туда согнали...
— Предлагаешь дождаться?
— Да ну, наверняка не дошли. И вообще, я домой хочу, а не в отделение...
Красные башни Кремля — в конце улицы. А в сотне метров от них начинается бурлящий людской поток.

Я вышел на Тверскую один. И ушёл с Тверской один. Но по ней мы шли вместе. Все несколько тысяч.
Четыре года спустя люди показали, что всё ещё помнят. Всё ещё верят. И не простят.

@темы: по горячим следам, от себя