Перекрёстки

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: зарин (список заголовков)
21:04 

Жар — рождение пантеона

Время покажет. Время ещё всем покажет!
С неба летел снег. Глупыми белыми мотыльками снежинки летели на свет, вспыхивали на мгновенье, и сгорали без следа. Свет ширился и рос.
Он шёл в коконе света, точно пылающий свечной фитиль. Пот расплавленными каплями воска стекал по щекам к подбородку и солнечным жемчугом сыпался под ноги.
Ночь горела. Лоскуты мрака корчились и съёживались в золотом сиянии, окутавшем жреца.
— Не бойтесь. Идите за мной.
Жрец медленно шёл вперёд, и ночь расступалась перед ним. Что-то чёрное, чернее самого ночного мрака, с шипением отступало во тьму.
— Не бойтесь.
Человек-солнце, жрец Зреты шагал вперёд. Медленно, трудно: темнота сгущалась вязкой смолой, сопротивлялась, не пускала. Жрец золотым удом вонзался в податливую плоть, прорывался в самую утробу ночи.
— Идите.
Женщина отставала на полшага. Щурилась, избегая смотреть прямо, страшась ослепнуть. Не таясь, утирала с лица испарину свободной рукой. Второй мать прижимала к себе грудное дитя.
Держась за белое, изгвазданное впотьмах платье, за женщиной шли двое — брат и сестра.
— Не отставайте.
Жрец шёл. Он палил себя заживо, выжигая дорогу во тьме. Каждый его шаг оставлял след — пятно пылающего масла, отмечающего дорогу горящим пункиром. Бисерины пота нанизывали следы на искристую нить.
Ночь шипела. Ночь пылала. Нутро тьмы рвалось под напором неистового сияния.
Жрец шёл.

Прошла вечность, прежде чем впереди забрезжили огни крепостной стены. Форт сиял топазом, забранным в драгоценную оправу золотого кольца. На стене дрогнули часовые, ошеломлённые зрелищем. Тревожно, тускло в густой вате тьмы, всхлипнул рог.
Когда тяжёлые ворота отворились, жрец впервые оступился. Сделал несколько неверных шагов. Пал.
Высохшие пальцы, скрюченные смертной судорогой, вцепились в край светового круга, точно в спасительный край обрыва. Замерли.
— Ступайте.
Не голос — вздох. Но они поняли. Поспешили, держась угасающего сияния жреца. Втоптали в землю белые одежды. Ступили на недвижное иссохшее тело. Ноги. Спина. Плечи. Сияние угасало, втягиваясь в остывающее тело жреца. Даже в смерти он отдавал всё, что имел. До последнего.

Они успели. Все. Вереница испуганных, полубезумных людей, цеплявшихся за жалкие искры золотистого сияния следов, теперь жадно пили горячий свет факелов и лампад. Когда последние спасённые обернулись, тело жреца бесследно исчезло, растворившись в ночном мраке.
Наутро его так и не нашли.

@темы: отрывки, другие миры, Зарин

00:22 

Время покажет. Время ещё всем покажет!
— До свидания.
— А?.. Да, до свидания…
Стеклянные двери закрылись. Раздражённо нашипев на дождь, юноша забился под капюшон и нырнул в холодную промозглую морось. Ёжась и морщась он наблюдал, как из влажного тумана неторопливо выползает автобус.

— Боги есть во всём, — напомнил себе юноша. — Даже в зимнем дожде.

Создание богов — пожалуй, мало забот миротворчества могли сравниться с этим. Боги действительно были во всём: в мокром снеге и тяжелом понедельнике, задушенной тревоге и прогорклом духе разочарования. Пантеон мрачного мира рос и ширился, обрастая деталями и подробностями.

«Правда, если так и дальше пойдет, игроки меня четвертуют за такой пантеон», подумал юноша отстранённо. Настроение не клеилось, расползаясь осенним снегом под дождём, и боги выходили соответствующие: хмурые, мрачные, полубезумные.

Ночница, непризнанная богиня тьмы, страха и горя.
Перевея, госпожа домашнего очага и вечных холодных дождей.
Морок, принц сумерек, хранитель грани между разумом и безрассудством.
Белозар, страж равновесия, несущий на плечах и тьму, и свет.

Да, Сеяна и Грёза родились явно в иное время... и старшим богам явно придётся унимать младший пантеон. А может и укорачивать...

@темы: Зарин, по горячим следам, со стороны

16:58 

Вечный огонь

Время покажет. Время ещё всем покажет!
— ...признаётся виновным в особо жестоком убийстве и приговаривается к казни через долгое лишение света.
Судья припечатал трибуну латунным молоточком, огласив залу гулким звоном колокола, и сурово посмотрел на человека на скамье подсудимых.
— Виновному предоставляется последнее слово.
Приговорённый медленно поднял голову, тяжело встал и выпрямился во весь свой немалый рост. Густая каштановая борода грозно топорщилась, из-под кустистых бровей на судью уставились глубоко посаженные серые глаза. Обернувшись, мужчина окинул взглядом притихший зал.
— Он не заслуживал жить, — густой бас смертника не уступал в силе судейскому колоколу. — Смертный не может вечно купаться в божественном свете Солнца: боги отмерили нам поровну тьмы и света. Всякий, кто возомнил себя богоравным, достоин лишь смерти и порицания. Я подарил ему смерть: благую, огненную. И если на то воля богов — пойду следом за ним тёмным путём. Да будет так.
Мужчина сел. По зрительским рядам прокатился негромкий ропот, и в нём судье послышались нотки одобрения. Он поспешно дал знак приставам и, объявив о перерыве в заседаниях, покинул залу.
В коридоре судья — седеющий мужчина со скорбными складками в уголках рта — устало привалился к стене и потёр виски.
— Кто бы мог подумать, что одна удачно пущенная стрела может перечеркнуть весь триумф человеческой технологии и теологии за последние полвека? Теперь начнутся разбирательства, споры, посыплются запреты и ограничения... неужели человеку не видать вечного Солнца?
Судья посмотрел в конец коридора, оканчивающийся стрельчатым витражом с огромным солнечным диском.
— Не убивайся, Даромир, — посоветовал вышедший следом секретарь — пожилой клерк, такая же старая судейская косточка. — Будет и на нашем небе ясно. Увидишь ещё прижизненное вознесение человека к вечному свету. Ты же знаешь, безумцы не переводятся.
— Да... безумцы... чтобы предать огню веру многих, нужно быть не меньшим безумцем, — судья вздохнул. — Весь этот мир уготован безумцам. Но которым из?..

Перед глазами судьи всё ещё стояла страшная и величественная картина: в небо поднимается грандиозный дирижабль, стремясь забраться туда, где свет Солнца никогда не гаснет. А следом за ним — быстрее, гораздо быстрее — взмывает огненная стрела, пущенная из толпы. Огромный золотисто-белый шар становится рдяно-алым, проглатывает хрупкую гондолу...
Они не остановили лучника. Никто не остановил. Неужели, они все согласны?.. Или это просто зависть?
Мы все — безумцы, безмолвно прошептал судья. И кому-то из нас завещан этот мир. Но кому?

@темы: отрывки, Зарин

11:43 

Время покажет. Время ещё всем покажет!
Вот не любите вы модули по современности и sci-fi, а зря... очень зря... =)

— Система охлаждения?
— Норма.
— Освещение?
— Норма.
— Жизнеобеспечение?
— Норма.

Тибор слушал предстартовую проверку вполуха, разглядывая комплекс сквозь стеклянную стену ЦУПа. Ракета куталась в серую дымку, точно древний паровоз. Туманные лоскуты соскальзывали с обшивки ускорителей, побелевших от толстого слоя изморози.

— Все системы в норме.
Перед Тибором вытянулся во фрунт молодой паренёк — его собственный помощник. «Перегибает, — подумал Тибор мимоходом. — Армия ещё из головы не выветрилась».
— Начать предстартовый отсчёт, — произнёс он вслух.
— Есть предстартовый! — подпрыгнул от возбуждения юноша, бросившись исполнять указание.
— Нервничает.
Тибор покосился на пожилого инженера-конструктора, стоящего рядом и так же неотрывно глядящего на ракету. Именно он спроектировал первый в истории пилотируемый космический аппарат.
— Все мы нервничаем, — отозвался Тибор. — Это наш первый шанс заглянуть на ту сторону.
— Не последний, — улыбнулся в бороду старый инженер. — Даже если сейчас не получится...
— Сплюнь! — Тибор вздрогнул.
— ...у меня уже есть новая задумка. Направленный лазерный луч с системой наведения...
Цифры на табло мигнули.
— Десять! Девять! Восемь!..
Голос помощника управляющего ЦУПа слегка подрагивал. Все взгляды были устремлены на белый шпиль на мониторах: дерзкий указующий перст, вызов небесам и тьме космоса.
— Зажигание! Пуск!
Ракета изрыгнула столб пламени. Пробив окутавшее стартовый комплекс облако пара, она устремилась в прозрачную голубизну неба, по дуге уходя к горизонту. Первый управляемый внеземной аппарат. Первая попытка положиться не на вязнущие во тьме космоса сигналы беспилотных спутников, не на записи датчиков, неведомым образом выходящие из строя, а на человека. С небес уже вернулись живыми первые двое испытателей: пёс Лучик и свин Блик. Теперь настала очередь венца творения.
Аплодисментов не было: люди безмолвно провожали взглядами свою первую надежду узнать, насколько, всё-таки, велик их мир.

@темы: Зарин, отрывки

01:17 

"Дети Солнца"

Время покажет. Время ещё всем покажет!
— Деда, гляди! Огонёк!
Девчушка лет пяти втиснулась лицом в оконное стекло, расплющив носик. Янтарные глазёнки — редкий, благословенный цвет — впились во что-то далёкое в ночном мраке. Не получив отклика, девочка раздражённо обернулась.
— Деда!
Храм Сеяны — едва ли не единственное строение в деревне, способное позволить себе окна из прозрачного стекла. Да и из стекла вообще. Разве что в доме старосты были такие же.
Седобородый старик в светлом жреческом одеянии молча встал за спиной внучки, щуря подслеповатые глаза.
— Видишь?
— Вижу, внученька, вижу. Чудесный огонёк.
Старик врал. Не видел он ни огня, ни вообще чего бы то ни было в непроглядном ночном мраке. Известное дело: в ночи только человечий огонь светится, а западные окна храма выходили на околицу, где уж и домов-то нет.
Впрочем...

читать дальше

@темы: модульный пост, Зарин

12:21 

Время покажет. Время ещё всем покажет!
— Так, эй, не отключаться!
Перед носом безжалостно и жёстко щёлкнули. Демиург помотал головой и досадливо покосился на аватара.
— Когда меня последний раз красивые девушки гладили?
— Тебя сравнили с мопсом.
— Да хоть с земляным червяком...
Юноша провёл рукой по затылку — на его взгляд, ощущения больше напоминали плотную обувную щётку — и встряхнулся.

читать дальше

@темы: Зарин

главная